П. Г

...День на меду настоян; загустевший
гул насекомых – певчих мух; возня
злых гусениц; ком тли заплесневевшей.
И мух, и тлю, и гусениц казня,
снуют по им одним знакомым тропам,
с мужицкою смекалкой – муравьи,
рассматривая через мелкоскопы
окаменевших куколок айвы.
Там сном объяты белые личинки.
Но чудится мне: вылупившись в срок,
они вспорхнут, как чёрные снежинки
сожжённых мной, закуклившихся строк.
* * *
Как калека - за крест зацелованный,
как смертельно больной - у икон,
я держусь за стихи - за соломинку,
за светящийся в море планктон.
За сгоревшие в поле соцветия. За невидимую черту.
За сияющие созвездия. За зияющую пустоту.
Как ты, болезная? К слову сказать, бесполезная.
Вечно нетрезвая, вредная, словом, весьма!
Всё ещё держишь поэта ночами над бездною?
Иль соскочила, съезжать заставляя с ума?
Как там Высоцкий пел: пятками ходим по лезвию?
Жизнью ответив, но смертию смерть не поправ...
Я бы повесил того, кто придумал поэзию,
к наркоторговцу его, подлеца, приравняв.
...Ночь напролёт, ещё одну - не ту!
Перетерпев, весь - ожиданье чуда!
Поэт, как филин, ухнет в пустоту...
Ещё ему аукнется оттуда!
* * *
Здесь, на сосны нанизана, спит луна над прудом.
Я построю здесь хижину или маленький дом.
Где свободно поместится (ковш пошёл на излом)
Вся Большая Медведица за оконным стеклом.
Стану годы настаивать в стороне от беды
В стаях трав горностаевых у зелёной воды.
И созвездья, как снадобья, собирать над прудом.
(Мне бы загодя надо бы, я же всё - на потом.)
Полнолунием в заводи - золотое шитьё -
Ляжет тихо, как заповедь, ночь на сердце моё.
* * *
Словно крохотный остров дрейфует покоем:
утка с маленьким выводком в тихой воде.
Облака проплывают влюблённо – по двое –   
не на глади – за гладью – за гранью – на дне.
А из лунной дорожки – к хорошей погоде –
серебристая рыбка блеснёт над прудом...
Сколько маленьких таинств сокрыто в природе!   
Сколько маленьких радостей – в сердце моём.
* * * 
Здесь мыши летучие вниз головою кимарят.
Растит паутинку из желчи густой - паучок.
Зачем ты повесил на скалах зелёный фонарик?
Кому ты зажёг эту звёздочку, о Светлячок?
Здесь времени тайну от века хранят сталактиты -
в столетье по капле - старинный оргАн возводя...
Зачем в этих каменных сводах - призывно и тихо
мерцает живая звезда, как живая вода?
Ни горечи в мыслях, ни страха тоски, ни отчаянья.
Так тихо на сердце, как будто на сердце легли
покой полнолуния, трав опалённых молчание.
Вся радость Вселенной, всё благословенье Земли.
* * *
Печальное зрелище: сгорбленный стебель. На щебень
похожее небо, тяжёлое небо в дыму...
Но летом в России настолько высокое небо,
что можно простить эту зимнюю низость ему.
* * *
Чем пахнет осень? Осенью, конечно.
Листвой опавшей, утренней росой.
Землёй. Звездой остывшей. Жизнью млечной.
Вселенной всей над нашей головой.
Земной тревогой. Музой шелестящей.
Бессмертием. Прозрачной тишиной.
Последней каплей. Жизнью уходящей.
Но это тоже - счастье, боже мой...
...Не холодно ещё. Возня букашек,
затеявших альков из лепестков.
Марш несогласных с осенью ромашек
и не готовых к смерти мотыльков.
С той нежностью, с которой угасает
янтарный лист, не смеющий шепнуть,
о том, что осень - всё же привирает
о красоте земной. Совсем чуть-чуть.
Место ночлега - планета Земля.
Спит на земле неприметная тля.
Спит - улыбается, видя во сне
 точно такую же тлю - на Луне.

  * * *

  ...как ни гульливы, ни вольны они,
как ни увёртливы на блещущем просторе, -
взлетев от закипающей волны,
чаинки чаек оседают в море...

  * * *

  ...должно быть так взывают по ночам -
наперекор запретам-суховеям -
уста пустынь-монахинь - к родникам,
от ереси невольной холодея...

  * * *

Вот паучок раздавлен - пустячок!
Какая малость - мёртвая улитка...
Улитка - оттиск солнечного слитка,
Вселенная - размером с пятачок.

  * * *
   
 ...там море, золотой венок
 швырнув на ложе скал, лакало
 из тёмной глубины бокала
 заката алое вино.

  * * *

Пора, мой друг, весенняя – наряд
 весь этот – одноразовый, не боле!
Земную жизнь прожить – что выйти в поле,
где годы-одуванчики летят.

  * * *

Закат у ног. Замри, не шевелись!
Заставший осень! Вот твоя награда:
прозрачной тишины упавший лист
 в артезианский холод водопада.

  * * *

Всё золотыми слитками покрылось -
надгробиями осени, взгляни!
Ты полагаешь, листья - не молились?
Не плакали: "Спаси и сохрани!"?

  * * *

Минует день - в своей тоске занозной...
Что вспомнит он - бездельник и поэт?      
Мух одиозных минуэт венозный!
Венозных МУХ?! - МУЗ сонных минуэт!

  * * *

«Что есть поэзия? – спросил меня учёный. –
Юродивая? Рыцарь без доспеха?»
- Пушистой тишины ручное эхо.
Зверёк лесной, тобою приручённый.

  * * *

В дремучем колодце во тьме обитает вода.
В скрипучем колодце на свет потемнела слюда.
В певучем колодце землёй зарастают года.
Вода умирает. А с ней умирает звезда.

 * * *

Июньским утром, рано, мир – нирвана!
Лишь затаи дыхание, замри –
и отразятся в капельках тумана
 все родники – все родинки – Земли...

  * * *

Ночь и фонарь, и аптека... В весенней
 уличной луже вмещается всё!
Всё повторяется - kаплей - Вселенной!
В самой ничтожной из капель Её.


 * * *

 ...День на меду настоян; загустевший
 гул насекомых – певчих мух; возня
 злых гусениц; ком тли заплесневевшей.
И мух, и тлю, и гусениц казня,

снуют по им одним знакомым тропам,
с мужицкою смекалкой – муравьи,
рассматривая через мелкоскопы
 окаменевших куколок айвы.

  * * *

О нежности, с которой угасает
 янтарный лист, не смеющий шепнуть
 о том, что осень всё же привирает
 о красоте земной. Совсем чуть-чуть.

  * * *

Настанет миг – и он не за горами:
последняя сорвётся капля - сверху.
И тишина расширится кругами,
от на одной ноге стоящей цапли - смерти.

И это всё. И вся твоя награда
 в том, что ты видел, как во сне лунатик:
кошачья недоверчивость зелёных виноградин,
алмазный пепел тлеющих галактик...

 * * *

От века - вина ль его? - сна виртуального
 останется вечно дрожащая тварь.
И только поэт - допотопный дикарь -
убеждён в уникальности неуникального.

 * * *

Баобабы, умные лисицы...
- Нарисуй барашка мне, пилот!
Все поэты - маленькие принцы.
Им неинтересен самолёт.
* * *
Коряги чернеют на дне, как ковриги.
Лиловые ели (ловлю голавлей).
Течёт вдоль забора, за старенькой ригой
речушка с названьем смешным: Воробей.
С повадкою важной, с течением чинным,
под ряской – зелёной и жёлтой – века -
под всячиной всякой – древесной, бузинной
воздушные замки плывут – облака.
Сквозь омуты-годы, сквозь заводи сердца,
сквозь омуты памяти - в заводи сна
плывут... А под ними глазастое детство
сестрицей Алёнушкой смотрит со дна.
* * *
Люблю я, грешным делом, звон метели!
Как будто двери сорваны с петель!
Скрипят морозом скрученные ели
и хруст стоит - за тридевять земель!
А оттепелью - лёд, ослабевая,
и стонет, и гудит, как провода!
Прислушайся: там, подо льдом, живая,
храня тепло, колышется вода...
Там, в синей лунке, в сонном зазеркалье,
под полотном волны - и под, и на -
волнуясь, белым пламенем сверкает -
дрожит, как будто плавится, луна!
* * *
Тоски осенней тусклое стекло
накрыло ливнем - капельками смеха.
Потоком слёз? Пусть так. Не всё ль равно?
Важнее то, что зазвенело эхо.
Очнулись птицы, стало вдруг светло...
...Горит на медленном огне заката медь наскальных сосен.
Как будто мало в глубине
твоих янтарных комнат, осень,
огня божественного дня!
...На игле одиночества мгла,как бы долго дрожать ни могла,
всё ж сквозь веки опущенных туч, как слеза, пробивается луч.
* * *
Кареглазый, наивный подсолнух восторженно слеп.
Желторотый юнец одуванчик готов опушиться,
невзирая на то, что за этим последует смерть,
разве это причина ему на земле не родиться?
Во вселенной, где каждый отважно сгустившийся ком,
окружён пустотою, готовой повсюду разлиться,
есть планета одна – и она у тебя за окном.
Есть надежда одна – и она в твоём сердце хранится.
* * *
Я человек ночи и осени.
Звёздного неба. Белой луны.
Я человек с грустью и проседью,
с лёгкою проседью тёмной волны.
Я человек зимнего росчерка   
молнии! Сумрака и тишины.
Я человек лёгкого почерка,
быстрого промелька: "Вы - влюблены?"
Я - человек! (Ну, не без гонора!)
Звонкого хохота, смутной беды...
Я человек лёгкого говора,
ясного говора чистой воды.


Рецензии
Читать, не начитаться! Красотища! В каждом слове!

Алена Рябинина   12.01.2018 14:57     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.